мими

Бесит!

Больше всего из новомодных терминов и словечек меня бесит "отшить" в значении сшить, изготовить одежду. "Я отшила" "в шоуруме отшивают" бляяяяяяя... отшивают мужиков!

мими

(no subject)

Всю жизнь.
Играть одну и ту же роль.
Интересно, а как актрисам не надоедает быть в одном и том же амплуа?..

мими

(no subject)

Пусть сегодня я одна, но вчера мы были вместе.
И завтра родится из вчерашнего дня.

мими

(no subject)

И вот я звоню в твои двери. Ты удивлён. Ты взволнован. Ночь
струится по окнам, проникает сквозь шторы. Свет только мешает. Звуки становятся лишними, они лишь фон к предстоящему действию. Ты закрываешь глаза. Ток. Магия.
Полетели.

Старый дев

А мне вот интересно: у мужиков все ещё сидит в головах убеждение о том, что старый конь борозды не испортит? Мужики по-прежнему верят в то, что у них нет возраста? Они, правда, думают, что нам плевать на их животы, повисшие безвольными валиками, на их двойные подбородки и потрёпанные щёки? Пацаны, вы искренне в это верите?

Всерьёз полагаете, что мы предпочтём отдаться левому, а не правому?



Collapse )
мими

Жизнь все не унимается

Сегодня я:
- выкурила 2 сигареты
- делала дыхательные упражнения
- совершила пробежку  в полном обмундировании вокруг парка
- написала подружке
- полностью набрала текст и, сильно убедив себя, что я его отправила, стерла

не помогает


остается алкоголь
мими

(no subject)

Куда себя деть и что с собой сделать, когда об этом нельзя, а не об этом - невозможно, только молчать и ждать конца, и пусть это пламя пожирает тебя изнутри, но я знаю способ, мне подсказали.

Надо пойти туда, к реке, где никто не увидит, и упасть на колени, и опустить лицо, распластаться ниц, как женщина над младенцем или как жрец на молитве, и выкопать ямку, и все ей рассказать, так многие делают, теперь-то я знаю. Потом там вырастет тростник, и станет дудочкой, и все все узнают, но это будет уже музыка, а совсем не про уши, господи, что мне уши...

Я прихожу туда, в эти заросли, никому, никому уже не найти это место, а я его помню, я раздвигаю стебли и ложусь ниц, и говорю с землей, и плачу ей о том, как жестоко меня обманули, как все, к чему я прикасаюсь, становится сияющим и драгоценным, но совершенно, совершенно бесполезным, ни съесть, ни печь растопить, ни ребенка завернуть - только смотреть, только смотреть...

И потом я лежу там без сил, и знаю, что завтра приду снова, и золотой тростник поет над моей головой.